Противовирусная терапия при орви

Главные лекарства в лечении гриппа — антивирусные



Обычно осенью и зимой начинаются так называемые сезонные заболевания в виде всевозможных респираторных или гриппозных инфекций. Вирусов на нашу с вами голову много:

Оглавление:

  • аденовирусные инфекции,
  • респираторные синцитиальные (РС),
  • риновирусные,
  • грипп,
  • парагрипп,
  • коронавирус и т. д.

Поэтому почти никому, к сожалению, не удается избежать хотя бы одной простуды за сезон. Привычное лечение антибиотиками, к которым мы так привыкли, что и шагу ступить не можем без них, ничего не дает в плане экстренной помощи, если в клетки проник вирус. Также бесполезны (и вредны) антибактериальные препараты в качестве профилактики. Единственное возможное лечение при ОРВИ или гриппе на первом этапе- противовирусные средства.

Противовирусные средства: когда и почему они помогают

Зима 2016 оказалась «богата» на вирусы. Сегодня только одного гриппа гуляет три вида:

  • грипп H1N1 (варианты названий: California, пандемический, свиной), тип А;
  • грипп H3 N2 (Швейцария), тип А;
  • грипп Пхукет, тип В.

Противовирусные средства можно принимать как для профилактики, так и для борьбы с вирусом, уже проникшим в организм. Они применяются в начале заболевания, обычно не более пяти дней. Лечение из-за сверхбыстрого размножения микробов нужно начинать как можно раньше. Период максимальной эффективности большинства препаратов — 1.5 — 2 суток.

Позже действие лекарств оказывается недостаточным, чтобы справиться с огромной массой вирусов, и заболевание продолжает развиваться, хотя, возможно, и с менее острыми симптомами.

Грипп коварен тем, что выздоровление от него часто бывает обманчивым:


  • иммунитет после болезни ослаблен настолько, что открываются «ворота» для других бактерий и вирусов, и начинаются осложнения;
  • больной долгое время испытывает чувство усталости, бессилия, эмоциональной подавленности, психической неустойчивости — наступает так называемая послевирусная астения.

Может возникнуть вопрос:

Отчего врачи часто назначают антибиотики?

Назначение антибиотиков может производиться во второй половине заболевания, если выздоровления не произошло:

  • долгое время держится субфебрильная (около 37°) температура;
  • не проходит кашель;
  • боль в груди и одышка;
  • заложен нос и гнойные выделения из носа и т. д.
Дело в том, что антибиотики применяются для лечения осложнений, вызванных бактериями, проникающими в ослабленный гриппом организм. Но в период острого гриппа и ОРВИ они бесполезны и, более того, вредны. Между тем, приступая к самолечению, люди в первую очередь бегут в аптеку за теми антибиотиками, которые им в прошлый раз назначил врач. Ужас не начать вовремя пить «спасительные» лекарства просто парализует народ. После недели такого самолечения выздоровления не наступает, вместо него — ухудшение. Больной бежит в еще большей панике к врачу, но время упущено — прием антивирусных уже мало что дает, и приходится лечить грипп в более тяжелой форме.

Почему антибиотики бесполезны при гриппе и ОРВИ?

Механизм существования и деления (репликации) у бактерий и вирусов совершенно различен:

  • бактерия — автономный живой организм, который может жить и размножаться вне клеток (хламидии и риккетсии размножаются только в клетках);
  • вирус — хоть и некая форма жизни, но вне живого биологического организма он быстро погибает, а его размножение возможно только в клетке.

Отработанная схема у антибиотиков различных рядов — выборочное воздействие на следующие этапы жизнедеятельности бактерий:

  • Создание клеточной стенки:
    • на разрушении бактериальных клеточных стенок основано действие пенициллинов.
  • Производство специальных белков для воссоздания копии ДНК и репликации:
    • подавление работы бактериальных белков — действие хинолоновых антибиотиков;
    • нарушение производства нуклеотидов, входящих в состав ДНК — действие сульфаниламидов.
  • Биосинтез белка посредством транскрипции (снятия РНК-копии) с ДНК при помощи рибосом:
    • эритромицин, тетрациклин, гентамицин действуют, блокируя биосинтез белков, связываясь с рибосомами бактерий.

Вирусы же размножаются совсем по-другому:


  • У них отсутствует клеточная стенка: вирус — это капсула с белковой оболочкой, внутри которой — нуклеиновая кислота с полным генетическим кодом (свои ДНК и РНК).
  • Репликацию вирусы осуществляют, внедряясь в клетку, и используя весь ее молекулярный материал: им нет нужды воспроизводить белки для своих копий.
  • Для транскрипции ДНК вирус использует рибосому клеток.

Что происходит, когда антибиотик попадает в кровь и ткани, зараженные вирусом?

Он не находит ни клеточных стенок бактерий, ни их белка, ни бактериальных рибосом, то есть лекарству не за что зацепиться, и оно оказывается совершенно беспомощным. Зато вред от применения антибиотиков никуда не девается. Самые частые вредные последствия:

  • появление грибковой инфекции;
  • нарушение кишечной микрофлоры;
  • почечные осложнения;
  • плохое воздействие на нейроны мозга и т. д.

Некоторые виды антибиотиков, приводя к переизбытку нейромедиаторов, способны даже спровоцировать эпилептические припадки.

На чем основано действие противовирусных средств

Противовирусные средства используют именно биологические особенности вирусов.

К примеру, сегодня научно доказано действие следующих противовирусных средств:

  • Озельтамивир и занамавир — препятствуют формированию вирусных частиц и выходу вируса из клетки.
  • Римантадин подавляет раннюю репродукцию вируса в клетке.
  • Ацикловир, применяемый при лечении вирусного герпеса, распознает белки-полимеразы вируса, содержащие код ДНК и выводит их из строя.

В чем сложность противовирусного лечения

Сложность противовирусного лечения касается необходимости быстрой диагностики:


  • Практикующий врач должен по симптомам быстро определить предполагаемый тип инфекции, причем времени на ожидание результата лабораторных анализов у него нет.
  • В результате этого, лечение ведется превентивно, то есть оно по сути опережает диагностику.
  • Диагностика не всегда подтверждает предварительный диагноз — в этом случае лечение оказывается неверным, а время может быть уже упущено.

Симптомы респираторно-вирусных и гриппозных инфекций

Симптомы основных ОРВИ и гриппозных инфекций собраны в нижеприведенную таблицу. (Симптомы гриппа в ней даны общие. О симптомах свиного гриппа читайте здесь).

Противовирусные средства, эффективные от гриппа

Для борьбы с калифорнийским (свиным) гриппом разработаны два эффективных препарата:

Действие обеих лекарств основано на ингибировании (блокировании) нейроаминидазы — фермента, участвующего в делении вирусов.

  • Эти противовирусные средства применяются для профилактики и лечения гриппа обеих типов: А и В.
  • Эффективность профилактики этими препаратами — от 70 до 80%.
  • Количество развития осложнений снижается на 85%.

Противовирусное средство озельтамивир (Тамифлю)

Озельтамивир выпускается в виде капсул по 75 мг или порошка для суспензии (один флакон — 30 мг).

Порядок приема Тамифлю (озельтамивира):


  • Для лечения — одна-две капсулы два раза в день на протяжении 5 суток.
  • Для профилактики — одна капсула один-два раза в день в течение 1 — 1.5 месяца.
  • Если ребенок весит менее 40 кг, то дозировка выбирается в соответствии с весом ребенка, согласно инструкции.

Детям до года Тамифлю не назначается.

  • почечная недостаточность;
  • непереносимость компонентов лекарства.

С осторожностью назначается при беременности и кормлении грудью.

  • рвота, тошнота, диарея;
  • бронхит, инфекции верхних дыхательных путей, диспепсия;
  • головная боль, нарушения сна;
  • дерматит, крапивница;
  • синдром Стивена Джонсона, отек Квинке (редко):
  • нервно-психические нарушения (судороги, нарушенное сознание, дезориентация, депрессия, ночные кошмары, бред, попытки суицида).

Противовирусное средство занамавир (Реленца)

Занамивир выпускается в виде порошка для ингаляций (в одной дозе — 5мг).

Порядок приема Реленцы (занамавира):

  • Лечение: по 10 мг два раза в день 5 суток.
  • Профилактика: по 10 мг один раз в день 1 — 1.5 месяца.

Занамавир применяется для лечения и профилактики гриппа у взрослых и детей старше 5 лет.



Побочные явления после приема означенных препаратов обычно редки — в 1.5% случаев.

Нарушения со стороны ЦНС и психики в основном наблюдались у детей и подростков, прошедших лечение от гриппа препаратом Тамифлю. Однако это побочное явление озельтамивира научно пока не доказано, так как подобные осложнения фиксировались и у некоторых пациентов с гриппом А, не принимавших Тамифлю.

Профилактика озельтамивиром или занамивиром производится только в случае, если здоровый человек контактировал с больным, у которого опасный штамм гриппа подтвержден лабораторно. Принимать эти средства после каждого чиха либо при гриппе или ОРВИ средней тяжести не стоит.

Противовирусный препарат римантадин

При гриппе группы, А традиционно используется амантадин и его производные:

Наиболее популярное и знакомое всем антивирусное средство — римантадин, выпущенное в 1961 г.

Принцип действия римантадина основывается:

  • на блокировке ионных М2-каналов, по которым вирус передает свой геном цитоплазме клеток;
  • индукции интерферона-α и интерферона-γ (об интерфероне ниже);
  • увеличении функциональности лимфоцитов.

За эти годы лекарство показало свою высокую, от 70 до 90%, эффективность.

  • Римантадин применяют при гриппе группы А, клещевом энцефалите, герпетической инфекции.
  • Так как свиной грипп H1N1 относится именно к группе А, то можно использовать римантадин для профилактики, а также для лечения легких и средних форм гриппа.
  • При гриппе типа В препарат может оказывать противотоксическое действие.

Большинство заболевших положительно отзываются о препарате, как о быстро помогающем, смягчающем симптомы гриппа и понижающем температуру. Примерно 30% отмечают, что римантадин им не помог, что можно объяснить резистентностью вирусов к препарату, выработавшейся за долгий период существования этого лекарства.

Форма выпуска римантадина:

  • таблетки по 50 мг и 100 мг;
  • сироп Альгирем (для детей 1 — 7 лет).
  • Взрослые (лечение):
    • В первые сутки принимается максимальная доза — 300 мг, разделенная на несколько приемов.
    • Вторые-третьи сутки — по 100 мг два раза в день.
    • Четвертые-пятые — по 100 мг один раз в день.
  • Профилактический прием:
    • 50 мг в день в течении двух недель.
  • Дети от 7 до 10 лет:
    • По 50 мг два раза в сутки.
  • Дети от 11 до 14 лет:
    • По 50 мг три раза в день.

Прием лекарства ведется не более 5 дней.


  • бессонница, снижение концентрации внимания, повышенная утомляемость;
  • сухость во рту, явления гастралгии, тошнота, рвота;
  • возможны обострения хронических болезней.

Препарат противопоказан при острых заболеваниях печени и почек, тиреотоксикозе, беременности, и аллергической реакции на входящие в лекарство компоненты.

Другие противовирусные средства от гриппа и ОРВИ

Люди привыкли относиться к ОРВИ как к нечто гораздо более безопасному, нежели грипп. Однако это не так. Некоторые виды инфекций не менее опасны.

Респираторная синцитиальная вирусная инфекция

Для взрослых эта инфекция не представляет особой угрозы и протекает довольно умеренно.

Опасен РС-вирус для детей до одного года, так как способен молниеносно поражать нижние дыхательные пути и легкие. Именно от этой инфекции, а не от синдрома Рея, чаще всего возникают внезапные смерти у младенцев.

Вирус, вызывающий болезнь, принадлежит к семейству вирусов Paramyxoviridae, откуда «родом» корь, свинка и парагрипп.



Заболевший ребенок быстро начинает задыхаться. Ему необходима интенсивная поддерживающая терапия, в частности кислородная маска.

Для борьбы с РС-вирусом используются в условиях только стационара следующие противовирусные препараты, применяемые в виде ингаляторов:

Препараты блокируют деление вирусов, разрушая их РНК.

Данные средства могут вызвать осложнения в виде бронхоспазма, раздражения глаз и дерматита. Способ применения лекарства распылением приводит к возникновению побочной реакции даже у медицинского персонала.

Рибоварин и виразол также можно применять для лечения у детей острой риновирусной инфекции, поражающей в основном слизистые оболочки носа, и парагриппа.



Антивирусный препарат арбидол

В 2009 г. этот препарат наделал много шума, как оригинальное (и универсальное) противовирусное средство от вирусов гриппа, А и В, а также от коронавируса.

Принцип действия арбидола:

  • препятствование слиянию оболочек вируса с клеточными мембранами путем взаимодействия с гемагглютинином вируса;
  • индукция интерферона;
  • активация фагоцитарных клеток.

Выпускается в таблетках по 50 и 100 мг.

По 200 мг 3 — 4 раза в день на протяжении трех-пяти дней.

Сегодня о препарате уже не слышно таких восторженных отзывов, хотя препарат по-прежнему применяется в схеме лечения гриппа, рекомендованной Минздравом. Как и большинство противовирусных средств, кому-то помогает, а кому-тот нет. Скептики отзываются о препарате так:


  • Относительно безвреден, но и пользы особой нет.
  • Разрекламирован был из-за того, что производитель якобы был тесно связан с тогдашними министрами здравоохранения, промышленности и торговли, и т. д.

Противовирусные средства на основе фактора иммунитета

Речь об интерфероне и индукторах интерферона.

Интерферон человеческий лейкоцитарный (экзогенный)

Он производится из донорской крови. Его открытие приравнено к наиболее значимым медицинским событиям.

Интерферон — неспецифический фактор иммунной системы. Этот белок вырабатывается клетками, как только в них проникает вирус. Мало того: атакованная клетка, выделяя интерферон, предупреждает другие клетки о захватчиках, и они также мобилизуются и начинают производить интерферон.

В этом и заключается универсальность защиты: интерферон защищает от всех вирусов, причем не вызывая резистентность к себе, так как напрямую с ними не соединяется. Он связывается с рецепторами клеток, и те начинают производить вещества, подавляющих деление вирусов и умерщвляющих сами клетки. В итоге те гибнут вместе с вирусами.

Таким образом интерферон действует быстрее, чем антитела, уничтожая вирусы еще на подходе, у самой границы.



Перспективы интерферона казались заманчивыми, но они так и не смогли стать универсальной и стопроцентной защитой от гриппа:

  • То ли вирусы оказались коварнее — и быстрее, чем надо делились.
  • То ли научная сенсация была немного преувеличенной.
  • То ли следует повышать чистое содержание (гомогенный состав) лекарства.

Скорее всего у интерферона есть огромный потенциал, просто пока еще до конца нереализованный, как и несомненные достоинства, позволяющие его использовать и сегодня, и в завтрашней перспективе:

  • Это самый безвредный аппарат из всех противовирусных средств, при этом имеющий и пользу.
  • Лечить им можно совсем маленьких детей.
  • Хорошо применять интерферон комплексно с другими химическими антивирусными средствами.

Интерферон используют для профилактики и при самых первых симптомах гриппа, парагриппа или ОРВИ, а затем, если болезнь все-таки началась, подключают более «тяжелую артиллерию» — например, римантадин или тамифлю.

Применяется интерферон в двух видах:

  • β-интерферон — порошок, содержащий 9.5 млн единиц интерферона.
    • Его разводят с водой и закапывают в нос либо распыляют 4 — 5 раз в день.
  • Интерферон α — 2b (виферон) — ректальные свечи:
    • свечи имеют также в составе токоферола ацетат и аскорбиновую кислоту, что стабилизирует клеточные мембраны и увеличивает противовирусную активность.

Взрослым и детям старше семи лет назначают виферон-1.



Детям до 7 лет — виферон-2.

Противовирусные средства индукторы интерферона

Индуктором интерферона называется препарат, способствующий выработке экзогенного (человеческого интерферона). Это сравнительно новые препараты, и, возможно, именно за ними будущее, так как некоторые из них способны защитить от всевозможных вирусов на более позднем этапе болезни.

Индукторы интерферона производят из низко- и высокомолекулярных биологических или синтетических соединений.

Индуктор проникает в ядра и цитоплазму клеток и дает толчок к производству раннего (или позднего) интерферона.

  • Амиксин — синтетический низкомолекулярный препарат их класса флуоренонов.
    • Прием начинается в первые часы.
    • В первые сутки назначают 125 мг (одну таблетку);
    • Через двое суток — еще одну таблетку, и так далее, пока не будет выпито всего шесть таблеток (полный курс)
  • Циклоферон — низкомолекулярный индуктор интерферона-α, быстро проникающий в кровь.
    • Он один из немногих препаратов, преодолевающих гематоэнцефалический барьер и вызывающий индукцию интерферона в мозге, что позволяет лечить, к примеру, вирусный менингит.
  • Ридостин — природный высокомолекулярный индуктор интерферона, получаемый из киллерных дрожжей.
    • Он обладает иммуномодулирующей активностью, стимулирует образование Т-клеток иммунной системы, деление стволовых клеток, выработку кортикостероидных гормонов.
  • Кагоцел — новый оригинальный препарат, индуктор поздних альфа- и бетта-интерферонов:
    • для профилактики гриппа достаточно применения препарата дважды в неделю (два первых дня по 2 таблетки один раз в день);
    • время начала лечения — не позднее 4 суток от начала заболевания;
    • уменьшает катаральные и воспалительные симптомы, температуру, симптомы интоксикации при гриппе, ангинах, ОРВИ, парагриппе;
    • несмотря на эффективность лекарства и малое количество побочных явлений, до сих пор ведутся споры о влиянии кагоцела на репродуктивные способности: это связано с тем, что первоначально в состав препарата входил госсипол, вызывающий необратимое мужское и женское бесплодие примерно у 20% принимающих препарат.
  • Дибазол — старый препарат, периферический вазодилататор, спазмолитическое, сосудорасширяющее средство, одновременно стимулирующий производство интерферона, что позволяет его применять и для профилактики гриппа и ОРВИ.
    • Однако дибазол не подходит гипотоникам, так как понижает давление.
  • Анаферон — гомеопатический лекарственный противовирусный препарат.
    • Активирует иммунитет через гуморальные и клеточные звенья и повышает уровень антител.
    • Способствует выработке интерферона-гамма 1-b, увеличивающего защитные свойства организма.
    • Побочные действия практически отсутствуют, что также позволяет его использовать для лечения детей.

Как бы не относились скептически к гомеопатическим средствам, но у анаферона неплохая история:


  • Он не относится к чистой гомеопатии, а считается официально производимым фармацевтической промышленностью средством.
  • Эффективность его доказана при клинических исследованиях как при лечении взрослых, так и при лечении детей младенческого возраста, к которым вряд ли можно отнести эффект «плацебо».

Детские противовирусные средства

Подводя итог к уже сказанному, можно выделить самые безопасные препараты, которые подойдут для лечения и профилактики детей от гриппа и ОРВИ:

У гомеопатического комплексного препарата Афлубин — ряд полезных свойств:

  • стимулирует иммунитет слизистых оболочек носоглотки и трахей;
  • понижает температуру и угнетает воспалительный процесс;
  • смягчает интоксикацию.

Афлубин помогает также бороться с суставным синдромом, часто сопровождающим детские вирусные инфекции, поэтому его можно применять и при лечении ревматоидного или инфекционного артрита.

Противовирусные препараты — не панацея

Противовирусные средства в состоянии:

  • подавить только начинающуюся простуду либо отодвинуть ее на время;
  • сократить срок болезни;
  • значительно облегчить состояние больного

Главное — это то, что ПВС помогают избежать осложнений, из-за которых собственно люди и боятся гриппа.



Но препараты не всесильны — применять их постоянно и от всех вирусов невозможно.

Лечиться нужно непосредственно тем препаратом, который реально предназначен для того типа вируса, которым заразился больной, и соответствует его состоянию:

  1. Не стоит, например, ацикловир принимать при гриппе, когда есть римантадин.
  2. Не нужно сразу пить тамифлю, если грипп протекает достаточно легко.
  3. Нельзя принимать сразу несколько химических препаратов от разных вирусов:
    • из-за «борьбы вирусов», ревниво защищающих свою территорию, пока человек болеет одним заболеванием, другой вирус ему не угрожает.

Противовирусные препараты должны назначаться лечащим врачом, как и любое лекарство.

Лучшая защита от гриппа — иммунитет

Лучшая защита — наш природный иммунитет, которому мы должны помогать:

  • полноценным питанием,
  • физической закалкой,
  • состоянием души и силой духа.

Кстати, после того, как человек переболел гриппом, его иммунные антитела практически навсегда запоминают конкретное «лицо обидчика». В следующий раз, как только тот самый вирус попробует вернуться, они его сразу безжалостно уничтожат. В этом кроется объяснение, почему переболевшие гриппом H1N1 в 2009, вряд ли заболеют им сейчас. Если и заболеют, то другим штаммом. Так что нужно укреплять иммунитет, он еще не раз пригодится.



Видео: Противовирусные средства.

Вот что бы организм всякой химией не травить, неужели нельзя профилактические меры во время проходить. Хотя бы повязку носить в метро и то меньше больных будет!

Профилактика — первый бастион на пути гриппа: мытье рук, лица, промывание слизистых, ношение масок. Но увы… Да и вирус проникает через ячейки марлевой повязки. Антивирусные — это вторая линия обороны. Не все они вредны — например, экзогенные интерфероны или гомеопатия. А вообще, лучшая профилактика — сильный иммунитет.

Иммунитет обязательно надо поднимать — с Ириной согласна. Но иммунитет это такая штука, его руками не пощупать и градусником не определишь — в норме он у тебя или ребенка, или нет. Так что профилактика тоже важна — здесь я уже Катю поддержу.

Я только раз когда сильно заболела, решила ингавирином пролечится, только особой пользы от него не заметила. Так же болезнь длилась неделю, так же пришлось пить жаропонижающие. Теперь я уже наученная и не ведусь на рекламу. В качестве профилактики начинаю принимать витамины, чаще мою руки, и пользуюсь оксалиновой мазью. Толку больше.



А я поняла, что эффективнее привычного лечения ничего нет. Раз надо было побыстрее выздороветь, вернее не допустить развития простуды, при первых же признаках недомогания побежала к врачу, никак нельзя было болеть. Послушала ее и купила дорогущий амиксин. Но все равно заболела, слегла и лечилась как и раньше. Думаю, что все эти быстродействующие противовирусные — всего лишь повод развести народ на деньги.

Никогда не принимаю противовирусное в качестве профилактики, и всё после одного случая лечения. Прописали как отличное противовирусное при простуде, в итоге я не поняла в чём его действие заключалось. Абсолютный ноль, никакой пользы. В качестве профилактики налегаем на домашние фрукты в сезон, и делаем заготовки в сыром виде на зиму, самая лучшая профилактика, даже витамины покупать не приходится.

Кто ж лечится противовирусными?!) Они не имеют свойств лечить, они только снимают симптомы, а лечиться нужно жаропонижающими и витаминами. Моя мама в этом году решила вылечиться противовирусными. Ну что?! Началось с простуды, закончилось бронхитом, вот вам и противовирусное.

Никогда не принимаю противовирусное в качестве профилактики, и всё после случая лечения, прописали мне лекарство как отличное противовирусное при простуде, в итоге я не поняла в чём его действие заключалось. Абсолютный ноль, никакой пользы. В качестве профилактики налегаем на домашние фрукты в сезон, и делаем заготовки в сыром виде на зиму, самая лучшая профилактика, даже витамины покупать не приходится.

я все же считаю, что лучше предупреждать, чем потом лечить, тем более непонятно, наступят ли осложнения из-за болезни



Источник: http://zaspiny.ru/novosti/protivovirusnye-sredstva.html

Применение различных схем противовирусной терапии ОРВИ у детей

Опубликовано в журнале:

« ДЕТСКИЕ ИНФЕКЦИИ » 2015, № 3 А. Л. ЗАПЛАТНИКОВ 1 , Е. Г. КОНДЮРИНА 2 , Т. Н. ЕЛКИНА 2 , О. А. ГРИБАНОВА 2 , Н. И. ПИРОЖКОВА 2 , Г. А. МИНГАЛИМОВА 3 , И. О. ТЮЛЕНЕВА 4

ГБОУ ДПО Российская медицинская академия последипломного образования МЗ РФ 1 , Москва,

ГБОУ ВПО Новосибирский государственный медицинский университет МЗ РФ 2 ,

ФГБУЗ поликлиника №3 Центральной МСЧ №94 ФМБА РФ 3 ,



БУЗ НСО Коченевская Центральная районная больница 4 , РФ

С целью оптимизации выбора противовирусных средств у детей в рутинной практике лечения ОРВИ было проведено двухцент-ровое проспективное открытое рандомизированное исследование эффективности и переносимости схем терапии с применением Эргоферона, Кагоцела, Арбидола у детей в возрасте старше 3 лет на протяжении двух эпидсезонов (осень 2012 — весна 2014 гг.). 152 ребенка с симптомами ОРВИ, продолжительностью не более 48 часов, были рандомизированы в 3 группы, в которых для лечения ОРВИ применялись Эргоферон (группа Э, 67 пациентов), Кагоцел (группа К, 40 пациентов), Арбидол (группа А, 45 пациентов).

На 2-м и 3-м визитах оценивалась доля пациентов с нормализацией температуры тела (первичный критерий), выраженность интоксикационного и катарального синдромов. На 3-м визите регистрировались: индекс эффективности (оценка врачом эффективности и переносимости терапии по шкале CGI) и оценки эффективности и переносимости исследуемого препарата со слов родителей/представителей ребенка; анализировалась частота назначения медикаментов — общее число назначений в группе, частота и продолжительность применения отдельных групп препаратов. Для анализа и оценки полученных данных применялись стандартные методы параметрической и непараметрической статистики.

Группы К и А не имели статистически значимых различий в исходных характеристиках и в динамике оцениваемых критериев эффективности и для дальнейшего анализа из них была сформирована новая группа 2 (85 пациентов). На 2-м визите отмечалась нормализация утренней и вечерней температуры тела в 76 и 79% соответственно, в 1-й группе, прoтив 73 и 79% — во 2-й группе (χ 2 , p > 0,05). 100% пациентов из 1-й группы и 98% пациентов — из 2-й группы не имели признаков интоксикации или ранговый показатель синдрома интоксикации был не выше 1 (слабо выражен). Доля пациентов с выраженностью катарального синдрома на уровне 2-3 рангов в 1-й группе по сравнению с исходными данными сократилась с 15 до 3%, во 2-й группе — с 18 до 8%. На 3-м визите 94% пациентов в 1-й группе и 95% во — 2-й группе не имели клинических проявлений интоксикации, практически, каждый третий ребенок из обеих групп полностью избавился от катаральных явлений к окончанию лечения, в 70 и в 65% случаев в 1-й и 2-й группах выраженность катарального синдрома не превышала 1 ранга (χ 2 , p > 0,05).

В ходе проведения исследования не было зарегистрировано побочных эффектов, связанных с приемом тех или иных компонентов исследуемых схем терапии.



Оценка эффективности и переносимости, данная врачами по шкале CGI в 1-й группе составила 3,37 ± 0,65 (M ± SD, 95%CI 3,22—3,53), против 3,23 ± 0,77 (M ± SD, 95%CI 3,08-3,39) во 2-й группе (Т-критерий, p = 0,38). В 1-й группе максимальную оценку (4 балла) врачи поставили в 46%, а минимальную (2 балла) — в 9%, в то время, как во 2-й группе аналогичные доли составили 40 и 16% соответственно (p = 0,44 для максимальной оценки и p = 0,17 для минимальной оценки). Оценка эффективности терапии родителями в 1-й группе составила 3,73 ± 0,57 (M ± SD, 95%CI 3,59-3,87) против 3,35 ± 0,72 (M ± SD, 95%CI 3,20—3,50) в 2-й группе; Т-критерий, p = 0,04. По данным частотного анализа балльных оценок, положительные оценки (4—5 баллов) чаще ставили родители детей из 1-й группы: 71% против 44% (2-я группа), критерий χ 2 , p = = 0,001, минимальные оценки (2 балла) реже встречались во 1-й группе: 1,5% против 12% (2-я группа), критерий χ 2 , p = 0,02. Оценка переносимости терапии, данная родителями в 1-й группе (4,04 ± 0,53, 95%CI 3,91-4,18) была более высокой, чем в 2-й группе (3,82 ± 0,53, 95%CI 3,71—3,93); Т-критерий, p = 0,01. Максимальная оценка в 5 баллов получена в 1-й группе в 16% случаев, а в 2-й группе — 6% (критерий χ 2 , p = 0,03).

В ходе анализа дополнительных медикаментозных назначений было выявлено, что в среднем в 1-й группе осуществлялось 3,6 ± ± 1,2 назначений, против 5,0 ± 1,2 во 2-й группе (Т-критерий, р = 0,01). Доля детей, получавших более 5 медикаментов, в 1-й группе составила 18%, тогда как во 2-й группе доля таких назначений была выше — 32% (критерий χ 2 , p = 0,05). 7 препаратов получало 3% детей в 1-й группе и 12% пациентов во 2-й группе (точный критерий Фишера, p = 0,067). Продолжительности терапии H1 гистамино-блокаторами 1-й группе составила 5 дней (Me: 5,0 (5,0; 6,0) против 8,5 дней (Me: 8,5 (7,5; 10,0) их использования во 2-й группе (U-критерий, р = 0,006).

Таким образом, выявлена сопоставимая клиническая эффективность и переносимость применения схем терапии ОРВИ у детей с использованием Эргоферона, Кагоцела и Арбидола. При этом в группе детей, получавших Эргоферон, чаще регистрировались более высокие оценки качества терапии (эффективность и переносимость), как со стороны врачей (по шкале CGI), так и со стороны родителей. Выявлено уменьшение числа назначаемых препаратов и снижение продолжительности применения препаратов в группе детей, получавших Эргоферон для лечения ОРВИ.

Ключевые слова: терапия ОРВИ, Эргоферон, Кагоцел, Арбидол, дети

По оценкам экспертов и статистическим данным, инфекции верхних дыхательных путей составляют более 70% всей регистрируемой патологии у детей. Острые респираторные инфекции вирусной этиологии (ОРВИ) продолжают занимать лидирующую позицию в структуре инфекционных заболеваний вне зависимости от возраста и характеризуются полиэтиологичностью (в настоящее время известно более 200 возбудителей при ежегодном выявлении новых патогенов) [1, 2]. С учетом роста в последние годы распространенности в детской популяции хронической патологии, способствующей ухудшению течения ОРВИ, особенно остро в педиатрической практике стоит проблема выбора лекарственного препарата, сочетающего многофункциональное действие, возможность одновременного применения с другими медикаментами и высокую безопасность.

Согласно протоколам лечения вирусных инфекций, в большинстве стран мира противовирусные препараты для лечения ОРВИ не используются в виду отсутствия как соответствующих исследований, так и самих препаратов, за исключением противогриппозных средств. Напротив, Россия является пионером в разработке новых классов противовирусных препаратов для лечения ОРВИ. Поэтому проведение клинических исследований эффективности и безопасности таких препаратов, сравнение различных схем и протоколов терапии является перспективным в развитии персонифицированных подходов в терапии респираторных вирусных инфекций.

Противовирусные препараты могут реализовывать свое действие через нарушение жизненного цикла вируса или через активацию систем противовирусной защиты организма человека, в первую очередь, активацию системы интерферонов (ИФН). Например, основной механизм действия Кагоцела — способность индуцировать продукцию ИФН [3], Арбидол, кроме этого, обладает специфическим противогриппозным действием [4], спектр фармакологической активности Эргоферона, помимо влияния на продукцию и рецепцию ИФН и противовирусной активности, включает еще и антигистаминное и противовоспалительное действия [5, 6].

Эти препараты широко используются педиатрами в лечении ОРВИ [7—10] и к настоящему времени проведено много исследований, в том числе, плацебоконтролируемых, доказывающих целесообразность их включения в протоколы терапии. Однако сравнительных исследований различных подходов и схем терапии с использованием данных медикаментов не проводилось. Для оптимизации выбора противовирусных средств у детей в рутинной практике необходима сравнительная клиническая оценка методов терапии ОРВИ с использованием Эргоферона, Арбидола и Кагоцела.

В рамках изучения течения ОРВИ у детей при различных схемах лечения нами было проведено проспективное открытое рандомизированное исследование эффективности и переносимости Эргоферона, Кагоцела, Арбидо-ла у детей в возрасте старше 3 лет в условиях сезонных подъемов заболеваемости на протяжении двух эпидсезонов (осень 2012 — весна 2013; осень 2013 — весна 2014 гг.).

Материалы и методы исследования

В клиническом исследовании, проведенном в двух населенных пунктах (г. Новосибирск и пос. Шеметово Сергиево-Посадского района Московской области), приняли участие 167 детей в возрасте от 3 до 9 лет. С помощью простой рандомизации все дети были распределены в 3 группы, в которых для лечения ОРВИ они получали либо Эргоферон (группа Э, 67 пациентов), либо Кагоцел (группа К, 40 пациентов), либо Арбидол (группа А, 45 пациентов).

Согласно критериям включения для участия в исследовании отбирались пациенты, у которых признаки ОРВИ возникали не позднее 48 часов до начала терапии: повышение аксиллярной температуры тела не ниже 37,8°C, катаральные симптомы (кашель, затруднение носового дыхания, выделения из носовых ходов, осиплость голоса, боль в горле) и симптомы интоксикации (миалгия, озноб/ потливость, недомогание, слабость, головная боль и снижение аппетита). Непременным условием было информированное согласие от родителя/представителя ребенка.

Дети с подозрением на бактериальную инфекцию или наличием тяжелого заболевания, требующего назначения антибактериальных препаратов; с аллергией/непереносимостью любого из компонентов используемых лекарственных препаратов; с обострением или декомпенсацией хронических заболеваний, влияющих на возможность пациента участвовать в клиническом исследовании, с заболеваниями, которые сами или в силу необходимости применения соответствующих лекарств могут изменить течение ОРВИ, а также, дети, не способные выполнять требования протокола и принимавшие участие в других клинических исследованиях в данное исследование не включались, также критерием невключения был прием препаратов, запрещенных для использования в течение 1 месяца до включения в исследование и во время участия в нем*.

При наличии показаний, пациенты, помимо указанных противовирусных медикаментов, получали жаропонижающие (парацетамол или ибупрофен), деконгестанты, препараты, влияющие на кашель (противокашлевые, отхаркивающие, муколитики, мукорегуляторы), местные противовоспалительные и антисептические лекарственные средства. По показаниям допускался прием антибиотиков и Н1-гистаминоблокаторов, при этом пациенты не прекращали участие в исследовании, факт назначения и длительности их приема фиксировался в индивидуальной регистрационной карте (ИРК).

Исследуемые лекарственные средства применялись согласно инструкциям [3—5]. Эргоферон назначался: в первые 2 часа лечения — по 1 таблетке каждые 30 минут — (всего 5 приемов), в оставшееся время до конца дня — дополнительно 3 приема по 1 таблетке через примерно равные промежутки времени. Со 2 по 5 день включительно — по 1 таблетке 3 раза в день, через равные промежутки времени. Общая продолжительность курса лечения составляла пять дней. Кагоцел применялся в течение четырех дней в зависимости от возраста: детям от 3 до 6 лет включительно в 1-й и 2-й дни лечения по 1 таблетке 2 раза в день, в 3-й и 4-й дни лечения по 1 таблетке 1 раза в день (всего 6 таблеток); детям старше 6 лет, в 1-й и 2-й дни лечения по 1 таблетке 3 раза в день, в 3-й и 4-й дни лечения по 1 таблетке — 2 раза в день (всего 10 таблеток). Арбидол использовался по 1 таблетке (детям в возрасте от 3 до 6 лет — 1 таблетка 50 мг, детям старше 6 лет — 1 таблетка 100 мг) 4 раза в сутки (каждые 6 часов); курс терапии составлял 5 дней.

Дизайн исследования регламентировал проведение трех обязательных встреч врача с пациентом (визиты). На визите 1, после получения информированного согласия родителя/представителя ребенка, проводился осмотр ребенка, рандомизация и в соответствии с распределением в группу, назначение терапии с инструктажем родителей. В дальнейшем осуществлялось еще 2 осмотра пациента — визит 2 на 3—4 день наблюдения и визит 3 на 6—8 день наблюдения (либо проводился визит врача к пациенту на дом или ребенка приводили на прием к врачу).

Состояние каждого пациента, а также наличие того или иного симптома фиксировалось в ИРК. Оценивались признаки интоксикации и катаральные симптомы со стороны верхних дыхательных путей. Выраженность симптомов оценивалась в баллах: 0 — «отсутствует», 1 — «слабо выражен», 2 — «умеренно выражен», 3 — «сильно выражен». Результаты утреннего и вечернего измерений температуры тела в подмышечной впадине (со слов родителей) также фиксировались в ИРК в цифровом и балльном виде (> 38,9°С — 3 балла, > 37,9°С — 2 балла, > 37°С — 1 балл, 37°С и ниже — 0 баллов). Для комплексной оценки состояния использовались 2 интегральных показателя: — СБИ — суммарный балл интоксикации, рассчитываемый из балльной оценки показателей утренней и вечерней температуры тела, озноба, слабости, снижения аппетита, потливости, головной боли, боли в животе, в мышцах, в суставах и в глазных яблоках — всего 11 показателей. Значения СБИ колебались от 0 (полное отсутствие симптомов интоксикации) до 33 балов (все симптомы интоксикации выражены максимально).

*Противовирусные и (или) иммуномодулирующие препараты: римантадин, осельтамивир, занамивир, ингавирин, инозин пранобекс (изопринозин, гроприносин), анаферон, анаферон детский, дезоксирибонуклеат натрия, в том числе в комплексе с железом (деринат, ферровир), тилорон (амиксин, лавомакс и др.), амизон, циклоферон, неовир, панавир, интерферон альфа (-2α, -2β), интерферон гамма, производные Эхинацеи (иммунал, иммунонорм и др.), имунорикс, лизаты бактерий или их органелл (ИРС-19, рибомунил и др.), гомеопатические «противогриппозные» и «противопростудные» препараты (оциллококцинум, афлубин, инфлюцид и др.), цитовир-3, полиоксидоний, ликопид и др.

— СБКС — суммарный балл катаральных симптомов, определявшийся по показателям следующих симптомов: заложенность носа, слизисто-серозное, слизисто-гнойное отделяемое из носовых ходов, осиплость голоса, боль в горле, гиперемия зева, кашель сухой, кашель влажный, конъюнктивит, жесткое дыхание, сухие хрипы, влажные хрипы — всего 12 показателей. СБКС в своих значениях находился в границах от 0 (полное отсутствие катаральных симптомов) до 36 балов (все катаральные симптомы выражены максимально).

Для унификации оценки эффективности терапии, проводилось ранжирование значений интегральных показателей по следующим принципам:

— при значении показателей «0» присваивался Ранг «0»;

— значения СБИ, вплоть до 11 (для СБКС — вплоть до 12) относились к Рангу «1»;

— значения СБИ, большие 11 и вплоть до 22 (для СБКС — больше 12 и вплоть до 24), — относились к Рангу «2»;

— также, к Рангу «2» относились показатели СБИ и СБКС у пациентов, у которых число симптомов, имевших оценку 2 балла и более было большим, чем симптомов, оцененных в 0 и 1 балл;

— если значение СБИ превышало 22 балла (24 балла для СБКС), такие показатели получали Ранг «3»;

— если пациент имел показатель температуры тела (утренней или вечерней) и хотя бы еще один симптом интоксикации оцененные в 3 балла, или один из симптомов: «Заложенность носа», «Кашель» или «Боль в горле» + любой другой катаральный симптом, также оцененные в 3 балла, СБИ и СБКС, соответственно, приобретали Ранг «3».

В качестве первичного критерия оценки эффективности исследуемых схем терапии использовалась доля пациентов с нормализацией температуры тела (37,0°C и ниже) на Визитах 2 и 3. Вторичными критериями были выбраны несколько параметров — выраженность интоксикационного (по СБИ), катарального (по СБКС) синдромов. Для их оценки на Визитах 2 и 3 учитывалась доля пациентов, у которых выраженность отдельных симптомов, имевшихся на момент включения в исследования, уменьшились до нуля или до незначительных уровней (1 балл для отдельных симптомов, 1 балла для интегральных показателей). Также оценивалась выраженность отдельных клинических проявлений и синдромов ОРВИ на каждом Визите и степень уменьшения этих показателей на втором и третьем Визитах по отношению к данным Визита 1. Дополнительно, на третьем Визите, регистрировались: индекс эффективности (оценка врача с помощью шкалы общего клинического впечатления — CGI) и оценка эффективности и переносимости исследуемого препарата со слов родителей/представителей ребенка и анализировалась частота назначения медикаментов — общее число назначений в группе, частота и продолжительность применения жаропонижающих, деконгестантов местного действия, антибактериальных, средств, влияющих на кашель (противокашлевые, отхаркивающие, муколитики/ мукорегуляторы), Н1-гистаминноблокаторов, препаратов для лечения фарингита и ларингита, представляющих собой различные комбинации антисептических, дезинфицирующих, местноанестезирующих средств в комбинациях с нестероидными противовоспалительными медикаментами.

Для анализа и оценки полученных данных применялись стандартные методы описательной статистики — параметрической с представлением средней арифметической (М), стандартной ошибки среднего (m), среднеквадратичного отклонения (а) и непараметрической (с представлением медианы и 1-го и 3-го квартилей — Me (Q1; Q3), в случае, если величина не подчинялась законам нормального распределения. Для представления качественных признаков использовались абсолютные числа и частоты (%). Нормальность распределения количественных данных определялась по критериям Колмогорова — Смирнова и Шапиро-Уилка. Сравнение количественных результатов двух независимых выборок проводилось с использованием U-теста Манна — Уитни, а в случае нормального распределения T-критерием для независимых выборок. При сравнении нескольких независимых выборок использовали критерий Краскела-Уоллиса. Анализ качественных признаков проводился с применением теста х2 Пирсона. Величина ошибки первого рода (а) была установлена на уровне p = 0,05; все результаты рассматривались как значимые лишь в том случае, если величина «p» была равна или меньше этой величины.

Сформированные группы не различались по полу, возрасту пациентов и по срокам начала терапии (табл. 1).

Демографические и исходные клинические характеристики групп наблюдения*

Как следует из данных, приведенных в таблице 1, группы сравнимы также и по клиническим признакам, характеризующим исходное состояние пациентов. При анализе сопутствующей патологии группах было выявлено, что 35,8%, 35% и 37% пациентов в группах «Э», «К» и «А» соответственно, имели сопутствующие заболевания, включая аллергические (без статистически значимых межгрупповых различий). Хронические заболевания ЛОР-органов и аллергопатология (бронхиальная астма, атопический дерматит) регистрировались у 6,5 и 10,4% детей в группе «Э», у 7,5 и 7,5% в группе «К» и в 8,8 и 6,6% в Группе «А». Таким образом, в результате успешно реализованной процедуры рандомизации, были сформированы три группы, однородные в отношении факторов, могущих оказать значимое влияние на результаты исследования.

Результаты и их обсуждение

Все 167 пациентов, включенных в исследование, завершили его полностью. Однако, в окончательный анализ были включены данные от 152 пациентов, 67 из которых из группы Э, 40 человек получали Кагоцел (группа К) и 45 — Арбидол (группа А). Из анализа были исключены 15 наблюдений (6 пациентов из группы Э, 4 — из группы К и 5 — из группы А) в следствие выявленных нарушений пациентами графика проведения визитов 2 и 3. Таким образом, оценка эффективности проводилась по данным 152 пациентов, оценка переносимости применения исследуемых препаратов проводилась по данным 1 67 пациентов, включенных в исследование исходно.

С учетом того, что в отличие от Кагоцела и Арбидола, обладающих противовирусной/иммуномодулирующей активностью, Эргоферон дополнительно оказывает противовоспалительное и антигистаминное действие, а также, вследствие того, что исходные характеристики групп К и А не имели статистически значимых различий (табл. 1) и в обеих группах была сходная динамика оцениваемых критериев эффективности (табл. 2), авторы посчитали возможным сформировать новую группу 2. В новую группу были объединены пациенты из групп К и А, при этом возросла мощность выборки, что позволило провести более строгую оценку эффективности и переносимости Эргоферона — препарата, относящегося к принципиально иному классу лекарств (релиз-активные лекарственные средства) [6].

Динамика основных критериев оценки эффективности терапии в группах К и А

Вновь сформированная группа (группа 2, n = 85) по демографическим признакам была сравнима с группой 1 (табл. 1). Значения клинических индексов интоксикации и выраженности катаральных симптомов также достоверно не различались в группах 1 и 2 (табл. 1); структура сопутствующей патологии в группах была сравнимой между собой (табл. 3).

Структура сопутствующей патологии у пациентов 1 и 2 групп наблюдения

По данным оценки ранжированных значений СБИ и СБКС, было получено, что исходно доля пациентов, имевших выраженные признаки интоксикации (2 и 3 ранги), составляла порядка 32—34% и статистически значимо не различалась в группах (рис. 1).

Рисунок 1. Распределение оценок выраженности интоксикационного синдрома

(СБИ) по рангам на фоне терапии

Сравнение исходных параметров двух групп по представленным показателям с использованием U-критерия Манна-Уитни, Критерия χ 2 и точного критерия Фишера не выявило статистически значимых различий. Таким образом, группы участников исследования были сравнимы по полу, возрасту, срокам начала терапии, спектру сопутствующих заболеваний и тяжести исходного состояния.

При анализе данных, полученных на втором визите, была отмечена выраженная положительная динамика в обеих группах. Так, состояние детей оценивалось, как удовлетворительное в 73% в группе 1 и 79% в группе 2 (p > 0,05). Медиана утренней и вечерней температуры тела снизилась до нормальных значений (табл. 5). В 1-й группе 76% детей имели нормальную температуру тела пациентов, % при утреннем измерении и 79% — при вечернем, против 73 и 79% соответственно в 2-й группе. Таким образом, нормализация температуры тела — первичный критерий исследования — была отмечена у большинства пациентов обеих групп уже на 3—4 день от начала терапии без статистически значимых различий между сравниваемыми схемами терапии.

По данным осмотра на Визите 2, 100% пациентов из 1-й группы и 98% пациентов из 2-й группы не имели признаков интоксикации или ранговый показатель СБИ был не выше 1 (слабо выражен). При этом выявлена тенденция к более быстрому купированию тяжести интоксикационного синдрома в группе 1. Так, у 2 пациентов из 2-й группы выраженность синдрома интоксикации имела ранг 2 и более, в то время как в 1-й группе уровня интоксикации на втором визите не было зарегистрировано ни у одного из пациентов (рис. 1). Выраженность клинических проявлений интоксикации снизилась на 7 баллов в обеих группах, выраженность катарального синдрома — на 2 балла также в обеих группах (табл. 4). Динамика выраженности катарального синдрома по сравнению с интоксикационным на Визите 2 была менее значимой (рис. 2).

Рисунок 2. Распределение оценок выраженности катарального синдрома

(СБКС) по рангам на фоне терапии

Количество пациентов, у которых выраженность катарального синдрома была минимальной, возросло незначительно и без значимых статистических различий между обеими группами (p > 0,5). Доля пациентов, у которых выраженность катарального синдрома была оценена на уровне 2—3 рангов в 1-й группе по сравнению с исходными данными сократилась с 15 до 3%. В группе 2 доля пациентов с выраженным катаральным синдромом (2—3 ранги) изменилась с 18 до 8% (рис. 2). Выраженность катарального синдрома уменьшилась на 2 балла в обеих группах (табл. 4).

На третьем Визите продолжала отмечаться положительная динамика. Подавляющее большинство пациентов из обеих групп в равных пропорциях практически не имели клинических проявлений интоксикации — 94% в 1-й группе и 95% во 2-й группе (рис. 1).

Только у 1 пациента из 2-й группы синдром интоксикации имел ранговый показатель 2. Катаральный синдром также проявлялся реже и заметно в меньшей степени по сравнению с показателями, зафиксированными на втором Визите, что отражает тенденцию к отчетливому улучшению на фоне терапии как Эргофероном, так и препаратами сравнения (рис. 2). Так, практически каждый третий ребенок из обеих групп полностью избавился от катаральных явлений к окончанию лечения.

Таким образом, все оцениваемые препараты продемонстрировали схожую эффективность в лечении ОРВИ, проявлявшуюся уменьшением выраженности проявлений интоксикации и катаральных симптомов.

Положительная динамика клинической картины совпадала с оценкой результатов лечения (эффективность и переносимость), данной врачами с использованием интегральной шкалы CGI. Так, в 1-й группе среднее значение данного показателя составило 3,37 ± 0,65 (M ± SD, 95%CI 3,22-3,53), против 3,23 ± 0,77 (M ± SD, 95%CI 3,08—3,39) во 2-й группе, Т-критерий, p = 0,38. Частотный анализ показал, что максимальную оценку (4 балла) в 1-й группе врачи поставили в 46%, а минимальную (2 балла) — в 9%, в то время, как во 2-й группе аналогичные доли составили 40 и 16% соответственно (p = 0,44 для максимальной оценки и p = 0,17 для минимальной оценки).

По результатам анализа оценки эффективности и переносимости исследуемых препаратов родителями/ представителями ребенка были выявлены различия между группами. Оценка эффективности терапии в 1-й группе составила 3,73 ± 0,57 (M ± SD, 95%CI 3,59—3,87) против 3,35 ± 0,72 (M ± SD, 95%CI 3,20—3,50); Т-критерий, p = 0,04. По данным частотного анализа балльных оценок, положительные оценки (4—5 баллов) чаще ставили родители детей из 1-й группы: 71% против 44% (2-я группа), критерий χ 2 , p = 0,001, минимальные оценки

Показатели основных критериев оценки терапии ОРВИ на 2 визите

(2 балла) реже встречались во 1-й группе: 1,5% против 12% (2-я группа), критерий χ 2 , p = 0,02. Таким образом, по мнению родителей и/или представителей ребенка, Эргоферон является более эффективным препаратом, что способствует формированию большей приверженности к лечению по сравнению с другими исследуемыми препаратами.

Также выявлены достоверные отличия при анализе частотного распределения оценки переносимости, при ее хороших и сопоставимых значениях в целом по группам. Оценка переносимости терапии в 1-й группе (4,04 ± ± 0,53, 95%CI 3,91—4,18) была более высокой, чем в 2-й группе (3,82 ± 0,53, 95%CI 3,71—3,93); Т-критерий, p = = 0,01. Максимальная оценка в 5 баллов получена в 1-й группе в 16% случаев, а в 2-й группе таких пациентов было всего 6% (критерий χ 2 , p = 0,03). В целом положительные оценки переносимости терапии 1-й группе были получены в 88% против 76% (критерий χ 2 , p = 0,06). Полученные результаты свидетельствуют о лучшей переносимости схем терапии ОРВИ с включением Эргоферона, что также способствует повышению комплаентности пациентов при лечении ОРВИ.

В ходе проведения исследования не было зарегистрировано побочных эффектов, связанных с приемом тех или иных компонентов исследуемых схем терапии. Анализ переносимости получаемого лечения у всех исходно включенных в исследование пациентов статистически значимых различий между группами не выявил. Это позволило сделать вывод о хорошей переносимости Эргоферона и других исследуемых препаратов в терапии ОРВИ у детей.

Кроме указанных выше критериев оценки схем терапии ОРВИ, была проанализирована структура дополнительных медикаментозных назначений в группах. В ходе анализа было выявлено, что общее число назначений медикаментов в 1-й группе составило 244 против 430 во 2-й группе, то есть, в среднем в 1-й группе осуществлялось 3,6 ± 1,2 назначений, в то время, как во 2-й группе данный показатель составил 5,0 ± 1,2 (M ± SD, Т-критерий, р = 0,01). Частотный анализ структуры назначений показал, что доля детей, получавших более 5 медикаментов, в 1-й группе составила 18%, тогда как во 2-й группе доля таких назначений была выше — 32% (критерий χ 2 , p = 0,05). 7 препаратов получало 3% детей в 1-й группе и 12% пациентов во 2-й группе (точный критерий Фишера, p = 0,067). При анализе частоты и продолжительности применения отдельных групп препаратов также прослеживалась определенная закономерность. Так, установлено достоверное уменьшение потребности в антигистаминных и препаратах, регулирующих кашель (за исключением противокашлевых) в 1-й группе, проявлявшееся в сокращении продолжительности курсового приема. Медиана продолжительности терапии H1-гистамино-блокатора-ми в 1-й группе составила 5 дней (Me: 5,0 (5,0; 6,0) против 8,5 (Me: 8,5 (7,5; 10,0) — во 2-й группе (U-критерий, р = 0,006). Применение Эргоферона для терапии ОРВИ в 1-й группе позволило уменьшить и количество назначаемых лекарственных препаратов, и длительность их использования, что снижает медикаментозную нагрузку на организм ребенка и позволяет решить фармакоэкономические проблемы терапии ОРВИ.

Таким образом, в результате проведенного исследования было показано, что все оцениваемые препараты обладают сравнимой эффективностью в терапии ОРВИ. При назначении Эргоферона, Кагоцела и Арбидола в первые двое суток от возникновения первых симптомов заболевания, отмечается быстрая положительная динамика выраженности симптомов с выздоровлением подавляющего числа пациентов к моменту завершения курсовой терапии. Высокая результативность применения указанных препаратов подтверждается совпадающими оценками эффективности как лечащими врачами, так и родителями детей, получавших лечение. Обращает на себя внимание то, что удовлетворенность терапией ОРВИ с помощью Эргоферона проявилась значимо более высокой частотой положительных оценок эффективности и переносимости препарата родителями больных детей, несмотря на относительно более сложную схему применения. Вместе с тем, именно возможность существенно увеличивать частоту приема Эргоферона в самые первые часы лечения ОРВИ и гриппа позволяет обеспечить более адекватное развитие защитных противовирусных реакций.

Учитывая полиэтиологичность группы острых респираторных инфекций и их высокую распространенность в детском возрасте, для лечения ОРВИ у данной категории пациентов требуется применять препараты с универсально широким спектром противовирусной активностью и высокой безопасностью, в том числе и для детей первых месяцев жизни. Отечественные разработки в этом направлении, в том числе Эргоферон, Кагоцел и Арбидол, могут являться не только основой для арсенала российского медицинского сообщества, но и определенным ориентиром для наших зарубежных коллег [11, 12]. Вместе с тем при наличии богатой яркой симптоматики клинической картины ОРВИ педиатр сталкивается с необходимостью выбора дополнительной медикаментозной поддержки, очень близко подходя к проблеме полипрагмазии. Эргоферон в этом отношении обладает высоким потенциалом, поскольку обеспечивает значительное сокращение количества лекарственных препаратов для лечения ОРВИ. Очевидно, эти возможности основываются на составе препарата, позволяющем реализовывать противовирусное действие в сочетании с противовоспалительным и антигистаминными эффектами независимо от вида возбудителя [12].

Результаты проведенного исследования в целом свидетельствуют о сопоставимой клинической эффективности и переносимости применения исследованных схем терапии ОРВИ у детей. При этом в группе детей, получавших Эргоферон, чаще регистрировались более высокиe оценки качества терапии (эффективность и переносимость), как со стороны врачей (по шкале CGI), так и со стороны родителей. Причем, данная тенденция не зависела от особенностей циркулирующих возбудителей ОРВИ на протяжении всех эпидемических сезонов.

Выявлены значимые преимущества использования Эр-гоферона в лечении ОРВИ с точки зрения уменьшения медикаментозной нагрузки на организм ребенка и связанных с этим фармако-экономических перспектив. Одновременно с сопоставимыми сроками нормализации температуры тела пациентов и уменьшения выраженности интоксикационного и катарального синдромов при ОРВИ при приеме Эргоферона, Арбидола и Кагоцела, только применение Эргоферона способствовало достоверному уменьшению продолжительности курса антигис-таминных и муколитических/мукорегуляторных препаратов на 1—2 дня.

Очевидно, что установленные в результате проведенного исследования достоверные различия в потребности в дополнительных препаратах и продолжительности терапии ими обусловлены многофункциональностью действия Эргоферона в связи с наличием у препарата противовирусного, а также антигистаминного и противовоспалительного действий.

Таким образом, лечение ОРВИ с использованием Эргоферона, по сравнению с другими схемами (использование Арбидола или Кагоцела), обладает не только высоким терапевтическим потенциалом в отношении основных клинических синдромов ОРВИ, но и значимо снижает потребность пациента в дополнительной терапии. Это в конечном итоге позволяет подойти к решению одной из ключевых проблем терапии — проблемы полипрагмазии, а также способствует формированию высокой комплаентности пациентов на фоне большей удовлетворенности терапией. Полученные в исследовании результаты иллюстрируют эффективность применения Эргоферона и позволяют рекомендовать его для широкого использования в терапии ОРВИ.

1. Грипп и другие респираторные вирусные инфекции: эпидемиоло гия, профилактика, диагностика и терапия / Под ред. О.И. Кисе лева и др. — СПб.: Боргес, 2003. — 245 c. [Influenza and other respiratory viral infections: epidemiology, prevention, diagnosis and therapy] / Ed. O.I. Kiselyov and others. — SPb.: Borges, 2003. — 245 s. (In Russ.)

2. Самсыгина Г.А. Инфекции респираторного тракта у детей ран него возраста. — М.: Пульс, 2014. — 260 с. Samsygina G.A. [Respiratory tract infections in infants]. — M .: Pulse, 2014. — 260s. (In Russ.)

3. Официальная инструкции к лекарственному препарату Каго- цел — grls.rosminzdrav.ru/InstrImgMZ.aspx Nr=%D0%A0%20N002027/01&page=1. Official instructions to the drug Kagocel — grls.ros-minzdrav.ru/InstrImgMZ.aspx 01&page=1. (In Russ.)

4. Официальная инструкция к лекарственному препарату Арбидо

5. Официальная инструкция к лекарственному препарату Эргоферон —

6. Дмитриев А.Н. Релиз-активные лекарственные препараты — новое направление в лечении острых респираторных вирусных инфекций (обзор литературы) // Практическая медицина. — 2014. — №7(83). — С.14—20. Dmitriev A.N. [The release of active drugs — a new direction in the treatment of acute respiratory viral infections (review)] // Practical Medicine. — 2014. — №7 (83). — S.14—20. (In Russ.)

7. Булгакова В.А., Ханова Н.И., Антонова Е.В., Молочкова О.В. Лечебно-профилактическая эффективность отечественного противовирусного препарата в педиатрии // Педиатрия. — 2013. — №3. — pediatriajournal.ru/archive/show329 Bulgakova V.A., Khanova N.I., Antonova E.V., Molochkova O.V. [Therapeutic and prophylactic efficacy of national antiviral drug in pediatrics] // Pediatrics. — 2013. — №3. — Http://www.pediatri-ajournal.ru/archive/show329. (In Russ.)

8. Николаева И.В. Эргоферон в терапии острых респираторных вирусных инфекций у детей // Детские инфекции. — №3. — 2014. — С. 45—50. Nikolaeva I.V. [Ergoferon in the treatment of acute respiratory viral infections in children] // Children infection (Detskie Infektsii). — №3. — 2014 — S.45—50. (In Russ.)

9. Сабитов А.У., Ершова А.В. Оптимизация лечения острой респираторной вирусной инфекции у детей с бронхиальной астмой // Практическая медицина. — 2015. — №2 (87). — С. 85—90. Sabitov A.U., Yershova A.V. [Optimization of the treatment of acute respiratory viral infections in children with bronchial asthma] // Practical Medicine. — 2015. — №2 (87). — S. 85—90. (In Russ.)

10. Харламова Ф.С., Учайкин В.Ф., Кладова О.В. и др. Клиническая и профилактическая эффективность индуктора интерферона при ОРВИ у детей младшего дошкольного возраста // Педиатрическая фармакология. — 2012. — Т. 9, № 1. — С. 81—89. Kharlamova F.S., Uchaikin V..F, Kladova O.V. et al. [Clinical and prophylactic efficacy of interferon inductor with SARS in children of preschool age] // Pediatric Pharmacology. — 2012. — T. 9. — № 1. — S. 81—89. (In Russ.)

11. Нисевич Л.Л., Волков К.С., Алексеева А.А. и др. Подходы к терапии острых респираторных инфекций и гриппа при сезонном увеличении заболеваемости // Вопросы современной педиатрии. — 2015. — Т. 14, №1. — С.40—45. Nisevich L.L., Volkov K.S., Alekseeva A.A. and others. [The approaches to the treatment of acute respiratory infections and influenza during the seasonal increase in the incidence] // Current Pediatrics. — 2015. — V. 14. — №1. — S. 40—45. (In Russ.)

12. Геппе Н.А., Кондюрина Е.Г., Галустян А.Н. и др. Жидкая лекар ственная форма эргоферона — эффективное и безопасное средство лечения острых респираторных инфекций у детей. Промежуточные итоги многоцентрового двойного слепого плацебо-контролируемого рандомизированного клинического ис следования // Антибиотики и химиотерапия. — 2014. — №5/ 6. — С. 6—14.

Источник: http://medi.ru/info/12036/